Третья волна приватизации в России – приватизация смыслов

Опубликовано пт, 17/01/2014 - 22:33 пользователем redaktor - 0 Comments

Добрый вечер, дамы и господа! Добрый вечер, дорогие друзья!

 

Очень приятно всех вас видеть. Большое спасибо друзьям, выступившим организаторами. Большое спасибо Екатеринбургскому музею изобразительных искусств за предоставленную площадку -  мы находимся в самом центре города, в его исторической части на Плотинке.

Я не могу рассказать вам содержание предыдущих серий, потому что это первая из семи лекций, которые я хотел бы раз в год перед Рождеством читать в родном для меня городе.

Большое спасибо организаторам - общественной организации «Институт Екатеринбурга» и проекту «Университет 2.0». О них вы можете прочитать подробнее на их страницах в фейсбуке.

Тема сегодняшней лекции: «Третья волна приватизации в России – приватизация смыслов». Разговаривать о смыслах можно только с людьми, которые имели хоть какой-то личный опыт столкновения со смысловыми проблемами. Если у человека всё замечательно в жизни, он необычайно счастлив, то эти материи будут непонятны. Целевая аудитория, которая обозначалась – люди, которые сталкивались со смысловыми проблемами.

Я волнуюсь, потому что мне выпала роль озвучить некоторые сообщения, которые, возможно, гораздо лучше меня могли рассказать другие люди. На моем месте мог бы стоять Илья Удачин или Леонид Салмин или Виталий Недельский или Александр Лобок. Я назвал только четыре имени, но среди присутствующих много тех, кто мог бы  сказать о смыслах хорошо. Я озвучиваю опыт, который у меня сложился за последний год. Постараюсь рассказать несколько хаотично о тех смысловых историях, в которые я сам попал, и поставить некоторые провокационные вопросы, которые вам могут помочь.

В мае этого года я категорически отрекся от профессий, некоторые из которых кормили меня больше десятилетия – отправил в топку профессии журналиста, политтехнолога, пиарщика, рекламщика, специалиста по брендам. Стал экспериментировать и осваивать новые профессии. Одна из них – самая главная – профессия производителя смыслов. Через некоторое время у меня возникла гипотеза, что, возможно, я первый профессиональный производитель смыслов в городе Екатеринбурге. Есть и другие попытки: Саша Денисов назвал свою компанию «Корпорация смыслов», а на Уральской индустриальной биенналеиспользовался лозунг «Индустрия смыслов». Надо отметить, что смыслы на самом деле не могут быть упакованы в форме корпораций и их производство не может происходить индустриальным образом. Производить смыслы – очень индивидуальное субъектное дело.

Каждый из нас все время попадает в истории, в которых может наблюдать дефицит смыслов. К примеру, сплошь и рядом торгуют так называемыми «юридическими адресами», хотя юридическое лицо – это абстракция, которая не может иметь физического адреса. Правильное наименование – место нахождения исполнительного органа. Всего-навсего просто искажено имя, но после искажения имени происходит искривление смысла. К примеру, многие беспокоятся о рейтингах университетов как общенациональных, так и в соотношении с зарубежными. Но рейтинги университетов не имеют никакого смысла, смысл имеют рейтинги факультетов. Ведь в одном и том же университете один факультет может быть сильным, претендующим на производство лауреатов Нобелевской премии, а другой слабый коммерческий, делающий просто деньги. Мы никогда не поступаем непосредственно в какой-то университет, имея свободу перехода с факультета на факультет и выбора лучших преподавателей. Поступают на конкретный факультет и в рамках его живут. Происходит смысловое искажение. К примеру, у нас редко понимают – чем отличается религиозный брак от гражданского брака. Смысл религиозного брака в том, что в нем три участника: мужчина, женщина и Бог. В гражданском браке, который хоть и регистрируется от имени Российской Федерации, государство на самом деле не является участником брака.

Потребность в смыслопроизводстве возникает тогда, когда возникают вопросы: «Почему?» или «Зачем?». Зачем существует Государственная Дума России? Почему я совершаю то или иное действие? Зачем мой ребенок пошел в первый класс школы? Эти вопросы можно задавать до тех пор, пока не будет достигнут какой-то предел,после которого будет невозможно отвечать давая объяснения объяснениям. Есть финальная линия углубления или возвышения ответов на вопрос «Почему?», «Зачем»? Потому что по совести. Совесть – орган, производящий смыслы.Простое и удобное определение для начала.

Многие люди таким вопросами не задаются. У всякого ресурса – материального или нематериального всегда существуют хозяева, свои производители и свои потребители. Например, есть роман Набокова «Лолита», у него как у произведения искусства, есть свои потребители. Некоторые люди думают, что к ним роман относится, хотя они не являются целевой аудиторией романа. И возникают ситуация, когда какие-нибудь ряженые казаки начинают выступать против спектакля по этому роману. Или возникают депутаты Госдумы, наивно думающие, что их мнение о правовом поле на самом деле кого-то интересует. В обоих случаях люди немножко не подумали, не задавали вопросы «Почему?» и «Зачем?».

Каждый из нас может задать себе вопросы: «Хранителем каких смыслов я являюсь?», «Какие смыслы я наследую от родителей?» «Какие смыслы я хотел бы передать своим детям?»… В интернете на страничке Евгения Петровича Артюха философАлександр Белоусов написал: «Нет и не может быть никакой приватизации: везде ползучая национализация. Государство отбирает себе все смыслы, претендует на то, чтобы быть истиной в единственной инстанции». Я хотел бы поспорить с этим мнением и пояснить следующее… Дело в том, что смысл у человека может быть только тогда, когда он произвел его сам. Тема лекции по поводу приватизации немного провокационна. Смысл нельзя отнять у другого человека. Государство не может у вас отнять ваши смыслы, а вы не можете отнять смыслы у своих друзей. При приватизации смыслов вы удерживаете смысловой ресурс только по праву его производства.

Смысловой дефицит стал таким… ну просто практически никто их не производит… слишком велико давление социума, давление социальных практик, которые устарели. Ситуацию в нашем обществе можно считать катастрофической, апокалипсической. Тем не менее, кое-то попытки производства смыслов делает. Сегодня в зале немало людей, которых я лично знаю, производящих, держащих и ищущих смыслы.

При разговоре о смыслах возникает вот еще какая проблема… Мы часто воспринимаем свое личное мнение как объективную реальность. Смыслы объективны, они существуют во внешнем мире и найти себя можно через поход к ним во внешний мир…

Насколько я понял из своего опыта и насколько меня учили умные люди, со смыслами можно работать трехтактно. Во-первых, их нужно найти во внешней среде, во-вторых, вторым шагом, их нужно обогащать и, в-третьих, их нужно предъявить,проговорить, сказать.  Рассмотрим пример – система образования. Ваш ребенок пошел в школу. Зачем он туда идет, в чем смысл? Ответ: «учиться». При этом может оказаться, что слово «воспитание» не звучит, соответственно функцию воспитания берет на себя семья. Но в школе может оказаться, что исчез феномен обучения. Происходит имитация обучения, смысл теряется. Мой сын, присутствующий здесь, ходит в школу не для того, чтобы учиться. Он ходит в школу для того, чтобы дружитьс конкретными мальчиками, с 6-7 друзьями. В этом я вижу смысл его хождения в школу. Кто-то может высказать мнение, что смысл похода в школу в социализации.Хотя если социум становится ненормальным, то это уже опасно. Если все вступили в «гитлерюгенд», то социализация может оказаться неприятным моментом. Мой сын ходит в школу не для того, чтобы общаться с девочками, потому что там среда вообще не позволяет в этом направлении развиваться. Это задается гендерной структурой педагогов. Для более здоровой ситуации нужно, чтобы в школу пришли десятки тысяч мужчин и уравновесили женщин-преподавателей. Феномен образования в школе часто теряется…

Зачем ваши дети ходят в школу? Вопрос не шуточный. Зачем вы совершаете то или иное действие, почему вы занимаетесь своим профессиями? Вопросы, который нужно «догонять» до последнего предела.

Чаще всего, когда говорят о смыслах, люди задаются вопросом о смысле жизни, смысле своей личной судьбы. Это один срез. Очень разные могут быть ответы – у меня двое друзей повесились, не найдя ответа на вопрос о смысле жизни. Помимо личного смысла жизни возможен ли смысл внешних феноменов? Есть ли смысл, к примеру, у города Екатеринбурга или у города Кургана?

Зачем существует город Курган? Зачем там живут люди? Зачем мы все живем в городе Екатеринбурге, почему мы не разбежались? Случайно это произошло или нет? Тот, кто начинается копаться в этом вопросе, начнет искать смысл во внешнем мире, после нахождения его обогатит и предъявит; тот человек, по сути дела, с моей точки зрения станет владельцем смысла существования города Екатеринбурга, Кургана, Алапаевска. Также можно задать вопрос – зачем существует российское государство, в чем его смысл? Можно задать вопрос – в чем смысл в той или иной социальной институции? Какой смысл в армии, в церкви? Какой смысл у того или иного бизнеса? Искать, искать смысл и после того как оно будет он будет понят, вы можете сделать открытие, что смысл становится серьезным экономическим ресурсом. После того как будет понят внешний смысл социальной институции, вашей судьбы, той или иной территории, той или иной индустрии, после этого всё можно «устаканить». Всё станет на свои места. До нахождения смысла можно попадать в ситуацию искажения имен, когда всё время возникает ощущение… ну, как у Кафки, наверное… какой-то мрак.

Попробую зайти с другой стороны. Летом этого года я попробовал составить списокглавных смысловых преступников России. Наше общество защищено от уголовных преступлений. Если кто-то кого-то оскорбит, ударит, ограбит и все остальное по Уголовному кодексу, то существует целая система самозащиты общества. Но отсутствует система защиты общества от смысловых преступлений. Это касается, в первую очередь, людей с высоким социальным статусом, публичных людей с должностями. Эти люди, по сути дела, если по уму поглядеть, должны проделывать важную смысловую работу. Если они ее не проделывают, то по причине того, что они вот такие статусные люди, они целыми волнами создают ситуации бессмысленности.

Список тех, кого я считаю крупными заметными смысловыми преступниками - мое личное мнение и носит оценочный характер. Я предлагаю вам попробовать для изучения темы как находить, преобразовывать и предъявлять смыслы составить ваши личные списки смысловых преступников. Разумеется, начинать не с ближайших друзей, это может оказаться неприятно. Хотя бы подумать об обществе.

Вице-президент Российской Академии Наук Александр Некипелов у меня стоит на первом месте. Он еще является председателем совета директоров нефтяной компании "Роснефть" и директором-организатором Московской школы экономики МГУ. Он причастен к распределению финансовых ресурсов Академии наук. У меня ощущении, что этот человек поворачивает историю академии в сторону «бабла», а не того, чем должны заниматься ученые.

На второе место я поставил Всеволода Чаплина, протоиерея Русской Православной Церкви, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и Общества Московского Патриархата. Ну это, вообще… оригинальный человек, с моей точки зрения.

На третьем месте у меня стоит Ксения Собчак, про которую еще лет десять назад даже в гламурной прессе поставили неплохой диагноз, что Ксения – это великое ничто, возможно, даже абсолютное ничто, которая показала многим людям, что нет разницы между балалайкой, валенками, красной икрой, политикой и чем угодно. И в светлый мир можно отправиться с любым запасом.

Евгений Петросян у меня стоит на четвертом месте. Мое мнение субъективно, я с уважением могу относиться к людям, которые сотрудничают со смысловыми преступниками, являются их агентами, уважают их. Прошу меня извинить заранее.Рустам Тарико, председатель совета директоров "Банк Русский Стандарт" и водочный король, для меня является примером крупнейшего человека, который в целях обогащения завлек в потребительское кредитование слишком огромное количество людей. Может, я задену чьи-то чувства, но Стас Михайлов, самый богатый шоу-бизнесмен России, которого любят много женщин, для меня смысловой преступник и я готов это аргументировать. Для меня смысловым преступником является Мирзакарим Норбеков, деятель нетрадиционной медицины, основатель «Института самовосстановления человека». Руководитель фракции «Справедливая Россия» в Государственной Думе Сергей Миронов для меня смысловой преступник. И завершают мой список владелец экскорт-агентства и сутенер Петр Листерман, он своей деятельностью задает культурные тренды как должны общаться мужчины и женщины, причем в высшем свете, и общественный деятель, претендентка на главенство в Доме Романовых Мария Романова, живущая за границей и считающая, что ее сынок должен быть монархом в России, плохо говорящий по русский.

Но гораздо важнее составления списка смысловых преступников, попытаться составить список людей, которые с вашей точки зрения сегодня занимаютсяправильным воспроизводством смыслов и как-то удерживают правильные имена. Я тоже пытался составить такой список. В него я бы включил духовника Патриарха Илию (Алексей Ноздрин), я бы включил в него писателя и художника Максима Кантора, живущего большей частью в эмиграции. Я бы включил в него знакомого многих здесь присутствующих Евгения Григорьева, который недавно возглавил Российскую гильдию кинодокументалистов. Попробуйте составить ваш список смысловых преступников и ваш список людей, которые правильно удерживают смыслы.

Так вот, какая история произошла в этом году… Я уже немного разговорился и могу сказать самое важное…. В сентябре этого года несколько человек учредили в городе Институт Екатеринбурга, это общественная организация. Подписали на сегодняшний день манифест Института Екатеринбурга тринадцать человек. Число, конечно, мистическое.

Я зачитаю вам этот манифест: «Екатеринбург - великий город. Он изменится сам и изменит мир. Смысл Екатеринбурга - в производстве смыслов. Институт Екатеринбурга проявляет смысл Екатеринбурга и оперирует проявленным смыслом в теоретических конструкциях и практических делах. Екатеринбург - огромный Вселенский проект,

место, где установлен новый сервер мировой истории. Мы - часть Екатеринбурга».

Я тоже попал в эту историю, являюсь одним из тринадцати человек, который подписал этот манифест. Что это такое? Что это за люди – романтики или идиоты? Но тезисы следующие.

Если у каждой территории существует какой-то смысл, то его можно найти. Если у города Екатеринбурга существует какой-то смысл, то его тоже можно найти. В результате коллективных усилий клуба «Смыслы Урала», который существует полтора года и представители которого здесь тоже присутствуют был выдвинут тезис, кстати автором манифеста является Илья Удачин, что главным смыслом нашего города – производить смыслы для других городов и производить смыслы для других территорий.  Наш город Екатеринбург, на самом деле, как считаю я и мои коллеги, большей частью конкурирует с Лондоном и совершенно не конкурирует с Москвой. Москва находится на окраине российского государства, где-то там около западной границы. Москва, весь ее дух и смысл, является более примитивным городом, чем наш Екатеринбург. В прошлом году я брал интервью у писателя Алексея Иванова,он сказал замечательные слова, что не нужно вестись на пренебрежительное отношение Москвы к провинции, в частности, к нашему городу Екатеринбургу: «Москва кстати, вся такая из себя постиндустриальная, по идентичности – крестьянская». Для рабочего, а Урал, в первую очередь – это мастеровые, главная ценность – работа и труд, а для крестьянина – власть и собственность.  Москва – город, стоящий на болоте, все вынуждены бегать, чтобы не утонуть, бешеный темп жизни. В своем развитии Москва опирается на власть и собственность, это подход более примитивный чем ремесленнический Урал.

В манифесте Екатеринбурга сказано, что в городе установлен новый сервер мировой истории. Очень амбициозная заявка… Здесь всплывает тема нашего коллективного мифа провести в городе ЭКСПО 2020. При этом подход доминирует такой – если ЭКСПО 2020 мы выиграем, то все сделаем: город отмоется, почистится, как невеста к браку приготовится. А если жених не приедет, то как-нибудь разберемся, проживем без этого. Что произойдет, если нечаянно в следующем году Екатеринбург не выиграет заявку на проведение выставки? Можно будет не мыться и не улучшать свою жизнь? Если заявка не будет выиграна, а шансы невелики, то возникает гипотеза в 2020 году провести в городе свою выставку. ЭКСПО 2020 является продолжением истории, которая была запущена в середине ХIХ века в Лондоне, когда над Британской империей не заходило солнце. В Лондоне был установлен какой-то ключевой мировой сервер и все выставки – отчет перед Лондоном о проделанной работе. Лондон сейчас претендует быть финансовым центром, все богатство смысловое в нем присутствует. Вся история с выставками давно сброшена в развивающиеся страны. Крупнейшие города: Нью-Йорк, Лондон, Берлин, Токио не претендует на проведение выставок. Провести ЭКСПО 2020 в городе – это хорошо, но это продолжение Лондонской парадигмы. Институт Екатеринбурга как общественная организация считает, что можно запустить новую историю, провести свою выставку в совершенно новом постиндустриальном формате. После чего Париж, Китай, Латинская Америка, Африка могут продолжить. Вот такая странная амбиция возникла. Я попал в эту историю, будет ли количество сторонников манифеста Института Екатеринбурга увеличиваться – покажет ближайший год.

Чтобы было легче понимать  - как работать со смыслами - обратите внимание на горизонт планирования. У нас любят планировать до двадцатого года: есть стратегия развития России до двадцатого года, стратегия города Екатеринбурга до двадцатого года есть. Двадцатый год как круглое число: условно и удобно. Это восемь лет. Иметь какие-то стратегии на восемь лет, с моей точки зрения, бессмыслица. Почему на 8 лет, зачем на 8 лет?

Во-первых, до двадцатого года у нас многое изменится. С моей точки зрения, в районе семнадцатого-восемнадцатого года. Давно есть серьезные аналитические исследования, показывающие, что российское государство и российское общество претерпит существенную трансформацию и это упадет как раз на 17-18 года. Какое ЭКСПО в 20 году, какая стратегия до 20 года, если в 17-18 годах почти все или многое поменяется?! С другой стороны, что такое планировать на восемь лет, когда все приличные вещи надо планировать на 70-80 лет, иначе они бессмысленны?! Потому что существуют очень длинные циклы. У нас умеют планировать когда мальчиком забеременеют сразу на 18 лет вперед – пойдет или не пойдет он в армию? А обычно планируют на 2-3 года. Коллеги обращали внимание, что у нас горизонт планирования все время снижается. У органов государственной власти он упал до нескольких месяцев. Люди просто ждут. Не то, что на 50, даже на 5 лет не планируют. Величайшим достижением, оказывается, теперь являются советские пятилетки.

Каким будет Уральский федеральный университет через 20 лет? Кто мне расскажет смысл этого университета? Каким будет город Екатеринбург через 50 лет, кто из вас хочет этим заниматься? Стратегию трамвайно-троллейбусного управления тоже на 8 лет будут делать, а потом «конец света»? А российская армия через 50 лет или хотя бы через 25 лет?

Тот, кто начинает задавать вопросы: «Почему?» и «Зачем?» применимо к сферам человеческой деятельности или социальным институциям, на мой взгляд, и может стать владельцем этих смыслов.  Я провокационно говорю о приватизации смыслов, в этой приватизации может принять участие каждый из вас.

На мой взгляд, в России приватизация смыслов станет модой, феноменом в течение ближайших лет, я называю это третьей волной приватизации. Первая волна приватизации началась примерно в 1988 году и была связана с удавшейся попыткой поделить государственное имущество страны. Особенностью процесса был егостихийный характер, законодательно он был оформлен позже в конце 1991 года указами Ельцина. Закон всегда немного отстает от реалий жизни. В России совсем узкий круг смог взять всё. Две тысячи семей в России на сегодня являются наиболее богатыми.

В первой волне страшно не хватало денег, поэтому придумывались какие-то другие инструменты. Капиталов не было, был огромный запрос на финансы. Поэтому такую важную роль сыграли маленькие капиталы, которые были накоплены под управлением государственной безопасности в результате внешнеторговых операций. И эти знаменитые истории об операторах, которые так или иначе управляли процессами первой приватизации, когда двадцать человек только и делали, что управляли банковскими счетами, сидя в Европе. А такие люди как Михаил Ходорковский не более чем комсомольские исполнители. Денег не хватало, но эти люди видели четкий внятный смысл. Они работали на то, чтобы не допустить иностранный капитал. Сорос и другие не зашли. Опора на собственные силы. Вот они видели такую миссию и поделили в собственную пользу все государственное имущество, которое могли взять.

Потом пошла вторая волна, когда приватизируется не государственная собственность, не заводы, фабрики и парикмахерские. Более просто можно приватизировать финансовые потоки. Управлять производством – большой «головняк»; нужно заниматься рабочими местами, иметь какие-то социальные обязательства перед властью. Если сейчас капиталисту предложить 2-3 завода, то он может отказаться. Во-первых, их можно легко потерять. Во-вторых, зачем заниматься реальным производством? Есть более высокий уровень передела. Вторая волна началась с середины 90-х годов, когда наконец-то деньги появились, потекли финансовые потоки и на сегодня опять все поделено. Особенностью является, что очень узкий круг людей контролирует все основные финансовые потоки, все основные кровеносные жилы российской экономики. Большинству капельки капают.

Когда люди научились приватизировать финансовые потоки, в том числе бюджетные, возникла ситуация запроса на смыслы, возник дефицит осмысленности. Дефицит ответа на вопрос: «Зачем мы это делаем?» Денег много, а толку нет. К примеру, в Свердловской области есть программа воспитания патриотизма, на нее тратятся миллионы рублей. Я не знаю смысла в этой программе. В Ханты-Мансийском автономном округе есть программа экологической безопасности. На нее тоже тратятся миллионы рублей. Я не вижу пока смысла в этой программе. Патриотизма в Свердловской области и экологической безопасности в Югре почуму-то не прибавляется.

Мы попали в общество, в котором главную роль играют и задают погоду капиталисты. Люди, которые умеют делить и пилить, управлять финансовыми потоками. Не обязательно эгоистично, но сама логика работы построена только на том, что управление построено только на деньгах, без вопросов: «почему и зачем?». Когда финальные ответы сводятся к тому, что деньги важнее всего, возникает ситуация полного дефицита смыслов.

Что такое третья волна приватизации смыслов? Тот, кто начнет интенсивносовершать интеллектуальные усилия в выбранной сфере деятельности -  над своей личной судьбой или, к примеру, над сферой образования или культуры. Именно интенсивные, а не экстенсивные; тот, кто будет методологически задавать вопросы не только что он делает и как он делает, но и зачем делается и почему делается; тот, кто будет совершать действия и поступки, потому что реализация смыслов невозможна без совершения поступков; тот, кто будет соблюдать технологию духовной и социальной работы, тот и станет новым хозяином страны.Хозяином смысловых историй.

Мое сообщение заключается в том, что каждый из вас может на это претендовать. Начался великий передел. На мой взгляд, самыми недооцененными являются сферы культуры и образования. На самом деле, в этих сферах происходит большая капитализация не только смысловая, но и финансовая. Ни нефть, ни добыча полезных ископаемых, ни транспорт, а именно образование и культура – самые перспективные бизнесы. Вдобавок в образовании и в культуре смыслопроизводства для начала требуется чуть больше.

Сам я попал в историю продвинуть некоторые смыслы в современном образовании. Я говорю о проекте «Университет 2.0», который тоже был запущен в Екатеринбурге. Я вообще считаю, что самые интересные истории в ближайшее время будут происходить в нашем с вами городе. Ни в Новосибирске, ни в Москве, ни в Будапеште, ни в Пекине, а именно в нашем городе будут возникать одна за другой самые интересные истории.

В проекте «Университет 2.0», в котором я недавно стал работать, главным заказчиком  выступает не государство, а частные лица, которые строят себе индивидуальные образовательные траектории. Образовательные институции – университеты, институты, школы - становятся не особо нужными. Отношение к ним просто как к ресурсу, который можно использовать. Все главное и интересное происходит на основе личных усилий между профессором и учеником благодаря современным средствам коммуникации. Образование и культуры становятся колоссальными интересными бизнесами. Развиваться они могут, если в них что-то продумано и просчитано. При этом очень важно соблюдать технологию. У нас ни в чем не соблюдают технологию. Мы понимаем, что если технологически некорректно построить атомную электростанцию, то нас ждет катастрофа. Понимаем, что если нарушать технологические процедуры при создании автомобиля, то получится отвратительный автомобиль. Если печь хлеб не по технологии, то он будет невкусным. Но сплошь и рядом никто не умеет делать технологически социальный инжиниринг, не умеет делать духовную работу.

Для меня ярким примером является то, как люди в программе Владимира Познераотвечают на финальный вопрос: «Что бы вы сказали Богу, оказавшись перед ним?» Я не видел все ответы, в youtube был выложен ролик, в котором было скомпоновано до 20-25 ответов. Я понимаю, что сам ведущий – атеист и каждый второй из гостей у него атеист. Но даже самые продвинутые, одухотворенные и интересные люди, например Борис Гребенщиков или кинорежиссер Сокуров попадают в ситуацию, когда они предъявляют свою субъектность, но… это не разговор с Богом, это не ответ на вопрос… я все жду, когда кто-то у Познера ответит так, как умеют отвечать миллионы людей. Гости передачи выпендриваются перед камерой, позиционируют себя – какими они останутся в истории в этот момент на общенациональном телевидении. Все начинают про себя думать! Технология общения с Богом, насколько я понимаю, называется молитвой. В той культурной ситуации, в которой мы находимся – в православии – есть даже главная молитва: «Отче наш, иже еси на небеси, да святится имя твое!»… Вот эта знаменитая фраза, воспетая русским писателем: «Да святится имя твое!»

Что бы вы сказали Богу, оказавшись перед ним?... Почему-то миллионы людей в течение сотен соблюдали правильную технологию общения с Богом, а современная культурная интеллектуальная элита думает больше – как она будет на телеэкране выглядеть. Может кто-нибудь, в гостях Познера и скажет что-нибудь молитвенное.

Мы с вами встретились 21 декабря на фоне разговоров о конце света. Есть ли какой-нибудь рациональный смысл в подобных ожиданиях или же это заблуждение крайне необразованных людей, а вы все, здесь присутствующие – люди культурные и образованные с некоторой иронией и усмешкой относитесь к страхам конца света? Его часто объявляли, он ни разу не состоялся. Я вижу рациональное зерно.

На самом деле, заканчивается очень большой переходный период длительностью около 2 тысяч лет. Разнообразные пророки и эксперты пытаются об этом говорить. Если верить новостям с мировых футурологических конгрессов, то профессиональные футурологи сообщают, что с человечеством произойдет серьезная трансформация в районе 2040-2045 годов. Лет так тридцать осталось. Многие из нас не увидят. Но наши дети и внуки это могут увидеть. Переходный период длиною две тысячи лет (Егор Гайдар говорил, что его несколько неудачно назвали капитализмом) действительно завершается. Ощущение того, что скоро всё станет не так у нас в душе, в информационном пространстве присутствует. Скорость изменения резко увеличивается.

На мой взгляд, лет через 30, когда человечество начнет трансформироваться (Россия не исключение, даже в первую очередь), мир станет неузнаваемым и даже проблемы, поставленные в романах Стругацких, покажутся достаточно простыми, возникнет новая волна этических лидеров. Пару тысяч лет назад современные религии были основаны более-менее одновременно. Плюс-минус несколько сот лет для того периода  небольшое различие. Христос, Магомет, Будда – примерно одна волна людей, которые сказали, что жить нужно по другому. Это к вопросу о том, кто же нам расскажет интересные смыслы. Лет через тридцать появится вторая волна этических лидеров. Не думаю, что это будет один человек. Все-таки существуют разные цивилизации: Китай, Европа, исламский мир, Африка, Россия. Но будет какая-то группа людей, которые, возможно, будут между собой знакомы. Возможно, они даже будут встречаться и таращить друг на друга глазенки. И они будут говорить какие-то очень важные слова. Они будут говорить важные смысловые слова, при этом скорость коммуникаций будет столь стремительная (эта скорость уже сейчас практически невыносимая для нашей человеческой психики), что их слова… ну, не знаю… будут убирать то или иное национальное правительство в течение суток. И их все будут прекрасно слышать, потому что интернет уже изобретен.

Я далек от мысли, что сейчас в зале находится будущая Богоматерь, но! - это не исключено! Или хотя бы ваши дети вполне могут ею стать. Понимаете, это вполне живые люди появятся, а мы не более чем предвестники.  И с ними будет очень легко подружиться, по крайней мере, я желаю, чтобы ваши дети были просто их френдами. В современном мире это так просто. В фейсбуке щелкнул – и ты уже френд. Да и вживую. Своему присутствующему здесь сыну Эдуарду Акифьеву, четырнадцати лет, я желаю лет через тридцать, когда меня уже не будет, быть другом этих этических лидеров сороковых годов. Это интересно. Это реально. Это более интересная история.

Category: 

0 комментариев on "Третья волна приватизации в России – приватизация смыслов"

Оставьте комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки